Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Проблемы анализа состава мошенни¬чества в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Мамалова Хоузу Эдилсултановна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №6 2016»  (июнь)
Количество просмотров статьи: 2556
Показать PDF версию Проблемы анализа состава мошенни¬чества в действующем уголовном законодательстве Российской Федерации

Мамалова Хоузу Эдилсултановна
к.п.н., доцент кафедры чеченской филологии
магистрант направление «Юриспруденция»
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
г. Грозный

Анализ литературы показал, что нет единого мнения и относительно того, является ли право на имущест­во предметом преступления. Еще одной проблемой является определение понятия «обман» и «злоупотребление доверием». Имеется и ряд других про­блем, к раскрытию которых и перейдем.

Несомненно, что хищение имущества и приобретение права на чужое имущество являются альтернативными деяниями объективной стороны со­става мошенничества. Судебная практика также подтверждает это. Так, Пре­зидиум Калужского областного суда по протесту Заместителя Председателя Верховного Суда РФ своим постановлением от 5 декабря 2001 года отменил приговор Калужского районного суда Калужской области от 22 августа 2000 г., по которому Осовская была осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ и на­правил дело на новое рассмотрение. Свое постановление Президиум мотиви­ровал тем, что суд первой инстанции, квалифицировав действия Осовской как мошенничество, не выяснил каким способом совершено мошенничество, а указал в приговоре альтернативные формулировки - «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием».[1,с.23]

В отличие от хищения, законодательного определения понятия «приоб­ретение права на чужое имущество» нет. Не детализируется оно и в учебни­ках по уголовному праву, а также комментариях к УК РФ. Поэтому попыта­емся раскрыть содержание этого понятия и признаки, присущие ему.

Следует отметить, что Гражданский кодекс РФ определяет особенно­сти приобретения и прекращения права собственности на имущество, владе­ния, пользования и распоряжения им (ст.ст. 212-215, 217), устанавливает ос­нования приобретения права собственности на новую вещь, плоды, имущест­во реорганизованного юридического лица, вновь создаваемое недвижимое имущество и др. (ст.ст. 218-220, 223, 224). Это правомерные особенности и основания приобретения права собственности. [2,с.11]

Лицо же, совершающее мошенничество, приобретает право на имуще­ство заведомо незаконным путем. При этом следует отметить, что лицо, при­обретшее право на имущество таким образом, юридически собственником не становится. Нельзя приобрести право собственности преступным путем. Собственником можно стать лишь по основаниям, указанным в ГК РФ. По­этому приобретение права на имущество не влечет за собой утраты потер­певшим права собственности на это имущество.

Приобретению права на имущество присущи большинство признаков, характеризующих хищение, в частности, наличие признаков чужого имуще­ства, противоправности, безвозмездности, причинения ущерба собственнику или иному владельцу, корыстной цели.

Отличие этих двух форм мошеннических посягательств заключается в содержании деяния, осуществляемого при каждом из них. Мошенничество в виде хищения чужого имущества реализуется посредством изъятия и (или) обращения этого имущества в пользу виновного или других лиц.

Характеризуя другую форму мошеннических посягательств на собст­венность, законодатель определяет ее как приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Одно из значений понятия «приобретение» в русском языке раскрыва­ется как «стать владельцем, обладателем чего-нибудь, получить что- нибудь». [3,с.64] Таким образом, мошенник в результате совершения такого деяния становится номинальным владельцем права на чужое имущество. В качестве такового виновный получает возможность в дальнейшем изъять это имуще­ство и обратить его в свою пользу или пользу других лиц.

Использование законодателем отличной от понятия хищения формули­ровки при определении содержания этой формы мошеннического посяга­тельства на чужое имущество, ставит вопрос как о содержании деяния, так и о моменте окончания преступления при его совершении. Этот вопрос реша­ется неоднозначно как в теории уголовного права, так и в практической дея­тельности.

Конечно, для квалификации не имеет значения совершено мошенниче­ство путем обмана или злоупотребления доверием, т.к. они являются альтер­нативными способами, но отсутствие данных дефиниций в законе и в до­кументах официального толкования не позволяет с полной уверенностью признать некоторые деяния мошенничеством. Особенно это относится к зло­употреблению доверием.

Кроме этого есть спорные моменты в толковании данной нормы отно­сительно союза или, который отделяет обман и злоупотребление доверием в ст. 159 УК РФ.

Вообще союз или разделительный и подразумевает под собой деление на разные виды. Точка зрения, что мошенничество совершается либо путем «чистого» обмана либо путем «чистого» злоупотребления доверием принад­лежит ученым, широко понимающим понятие «злоупотребление довери­ем». И на наш взгляд, это связано с концепцией понимания этих понятий.

Есть мнение, что злоупотребление доверием есть разновидность обма­на. Например, Г.А. Кригер пишет, что «злоупотребление доверием по сути дела является одним из видов обмана с той спецификой, что в этом случае виновным не совершается тех действий, которые способны ввести в заблуж­дение лицо, ведающее социалистическим имуществом, и заставить передать его имущество.[4,с.165] Аналогичным образом понимает обман Д.О. Хан- Магомедов.[5,с.38]

На наш взгляд, это толкование ошибочное, так как противоречит зако­нодательству, определяющему злоупотребление доверием и обман альтерна­тивными способами мошенничества.

Мы придерживаемся следующей точки зрения. Обман и злоупотребле­ние доверием выступают как в качестве самостоятельных способов мошен­ничества, так и в их сочетании.

Поэтому мы считаем, что в статье 159 УК РФ следует использовать ло­гическое толкование - толкование, основанное на использовании законов и правил логики.

Сказанное выше позволяет сделать следующие выводы.

Под приобретением права на чужое имущество понимаются непра­вомерные действия, связанные с возникновением у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным путем: регистрации права собственно­сти на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой реги­страции в соответствии с законом; заключения договора; совершения переда­точной надписи (индоссамента) на векселе; вступления в силу судебного ре­шения, которым за лицом признается право на имущество, принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом и т. п.

Как с точки зрения действующего гражданского законодательства, так и доктринальной цивилистики определение имущества выходит далеко за пределы понятия вещи. Имущество с точки зрения цивилистики включает в себя вещи или их совокупности, деньги и ценные бумаги, имущественные права, а также имущественные обязанности. Право на имущество провозгла­шается и закрепляется в юридически значимой форме, т.е. в юридических ак­тах, документах (договорах, доверенностях, завещаниях, ценных бумагах и др.). Завладение такими документами либо их фальсификация означают по­лучение права на указанное в них имущество. Исходя из этого приобретение права на имущество является предметом преступления, квалифицируемого по статье о мошенничестве. Можно предположить, что законодатель прибег к указанию на имущество и права на имущество в качестве самостоятельных предметов мошенничеств с целью устранения различий в квалификации этих преступлений деяний и максимальной унификации данной уголовно - право­вой нормы.

Под обманом в составе мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ, понимается умышленное искажение или сокрытие истины с целью введения в заблуждение лица, во владении или ведении которого находится имущество или права на имущество, и таким образом добиться добровольной передачи имущества или права на имущество в распоряжение преступника.

Под злоупотреблением доверием понимается использование в совер­шении мошенничества ранее возникших отношений личностного характера, отношений по работе, иной деятельности.

Данные определения целесообразно дать в приложении к ст. 159 УК РФ.

Обман и злоупотребление доверием выступают как в качестве само­стоятельных способов мошенничества, так и в их сочетании.

Литература:

  1. Постановления президиума и судебных коллегий ВС РФ по уголовным делам // Бюллетень Верховного Суда РФ.  2002. № 7. – С. 23.

  2. Анисимов В.Ф. Ответственность за преступления против собственности с призна­ками хищения: состояние, сущность и проблемы квалификации: автореф. дисс...д.ю.н. - СПб., 2007. - С. 11.

  3. Ожегов С.К., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. - М.: Россы, 1993. - С. 614.

  4. Кригер. Г.А. Борьба с хищениями социалистического имущества. - М.: Госиздат, 1965. - С. 165.

  5. Хан-Магомедов Д.О. Преступления против социалистической собственности. - М.: Юрлитиздат, 1964.- С. 38.