Евразийский
научный
журнал
Заявка на публикацию

Срочная публикация научной статьи

+7 995 770 98 40
+7 995 202 54 42
info@journalpro.ru

Правовая охрана правосудия

Поделитесь статьей с друзьями:
Автор(ы): Хабиева Заира Докуевна
Рубрика: Юридические науки
Журнал: «Евразийский Научный Журнал №12 2016»  (декабрь)
Количество просмотров статьи: 1970
Показать PDF версию Правовая охрана правосудия

Хабиева Заира Докуевна
ст. преподаватель кафедры исполнительного
производства и организации деятельности судебных приставов
ФГБОУ ВО "Чеченский государственный университет"
E-mail: bela_007@bk.ru

Практика несовпадающего понимания одного и того же тер­мина в различных отраслях законодательства не является исклю­чительной и имеет распространение в языке всего российско­го законодательства.

Предложенное уточнение понятия «Преступления против ин­тересов правосудия» расширяет границы его толкования, однако не осуществляет терминологической замены и, следовательно, не объясняется, почему в рамках настоящей главы концентрируются правовые нормы, охраняющие не только деятельность суда, но и иных лиц на всех стадиях судопроизводства. Поэтому в качестве альтерна­тивы предлагается данную группу преступлений озаглавить — "Преступления в сфере судопроизводства".[1]

Для преодоления существующих противоречий в межотрас­левых связях в области защиты рассматриваемых обществен­ных отношений диссертантом предлагаются изменения в зако­нодательстве:

а) возродить административную ответственность в случае злостного уклонения от явки в суд;

б) осуществить криминализацию заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения или неправильно перевода в админи­стративном судопроизводстве. При этом в рамках уголовного зако­на дифференцировать ответственность за совершение рассматри­ваемых деяний в зависимости от характера судопроизводства;

в) внести изменения в ч. 3 ст. 11 УПК РФ, предусмотрев обя­занность предупреждения об уголовной ответственности за раз­глашение сведений о мерах безопасности.[2]

В доктрине уголовного права при характеристике видового объекта, из чего сделано несколь­ко обобщающих выводов:

-во-первых, трактовка объекта преступления как обществен­ного отношения является универсальной, верной по существу и соответствующей действующему законодательству, несмотря на изменения в охране приоритетов уголовным законом;

-во-вторых, дискуссия ведется не в связи с существенными противоречиями во взглядах на видовой объект преступлений против правосудия, а в связи с объемом общественных отноше­ний, которые охватываются данным понятием.

Видовой объект преступлений против правосудия включает в себя две группы отношений, хотя тесно связанных между со­бой, направленных на достижение единого интереса в сфере правосудия, однако обладающих самостоятельным характером. Во-первых, это отношения, охраняющие процессуальную и постпроцессу­альную деятельность Во-вторых, это отношения, охраняющие неотъем­лемые личностные блага субъектов данной деятельности и их близких здоровье, честь, достоинство, личную безопасность

В уголовно-правовой теории классификация преступлений против правосудия осуществляется по трем основным критериям: а) по субъекту посягательства; б) по непосредственному (групповому) объекту; в) комбинированный (смешанный). Про­анализировав данные виды классификации, автор на основе непосредственного объекта преступления предложил свою. В основу авторской классификации положены структурные эле­менты охраняемых общественных отношений и особенности их внут­реннего содержания, воздействуя на которые виновный нарушает охра­няемое отношение в целом

Такой критерий позволит определить существенные взаимо­связи охраняемых отношений и установить приоритеты, что особенно важно, когда под уголовно-правовую защиту берутся блага, связанные с несколькими социальными интересами.

Литература:

  1. Аверкин С.Ж. Ответственность за уклонение или отказ от дачи по­казаний //Законность. 2016. № 3 -С. 32-35.
  2. Идрисов К.Р. Классификация преступлений против правосудия как объект научного исследования // Российский судья. 2015. № 1. — С. 7–10.